blog_of_art (blog_of_art) wrote,
blog_of_art
blog_of_art

Category:

Тимишоарский расстрел. Операции «Роза» и «Таможня»

На фото: «тимишоарский Тахрир», демонстранты на Площади Оперы в Тимишоаре. Огромное здание с колоннами а-ля Здзислав Бексинский, мрачно нависшее над толпой, принадлежит Национальной румынской опере. Снимок сделан после 20 декабря 1989 года уже в «свободном городе»

Пожалуй, одной из самых неоднозначных страниц в истории Румынии является тимишоарский расстрел мирной демонстрации. В России и на Украине об этом событии практически ничего неизвестно – поэтому появляются различные инсинуации на эту тему. Также в странах СНГ ничего неизвестно об операции «Роза», в ходе которой тела расстрелянных в Тимишоаре были доставлены в Бухарест, а затем сожжены. Тем не менее, информация об операции «Роза» не является секретом.



Злосчастная квартира. Выломанная дверь, которая привела к гибели 122 человек

Восстание в Тимишоаре началось с одного человека – Ласло Текеша. Ласло был пастором Венгерской реформаторской церкви и видным диссидентом. Так, в 1981 и 1982 годах он был в числе издателей «Ellenpontok» – диссидентского журнала на венгерском языке. Именно в те годы Ласло попал в немилость к Секуритате – тогда он опубликовал в журнале статью о положении прав человека в Румынии. После этого случая Ласло сняли с должности пастора в городе Деж и перевели работать в село Сэнпиетру де Кэмпие в сорока километрах от Клужа.

Текеш отказался переселяться в село, и вместо этого отправился к своим родителям в Клуж. Следующие два года Ласло оставался без работы, он это время посвятил работе с трансильванскими венграми. В 1986 году Ласло назначают помощником пастора в Тимишоаре – городе со смешанным румынско-немецко-венгерским населением. Когда в Румынии началась «систематизация», Ласло проявил незаурядную активность и призывал прихожан в своих проповедях к сопротивлению политике выселения селян из своих домов. Также Ласло призывал венров и румын проявить солидарность, чтобы добиться достижения общей цели – прекращения «систематизации». Летом 1988 года пастор провел ряд встреч с духовенством для того, чтобы организовать сопротивление «систематизации» и защитить селян от сноса их частных домов. Результатом встреч стало заявление на имя епископа Паппа, подписанное Ласло и еще тремя духовными деятелями Венгерской реформаторской церкви в Араде.

В течение 24 часов после того, как заявление было составлено, к каждому из подписантов были направлены агенты Секуритате, которые устроили допрос всем четырем пасторам. В дальнейшем на проповеди и на квартиру Ласло начали наведываться незнакомцы, которые угрожали пастору и провоцировали его на ответные действия. Епископ Папп под давлением Секуритате направил Текешу письмо, в котором призывал последнего прекратить организацию молодежных мероприятий. Однако Ласло проигнорировал призыв и весной 1989 года вместе с Румынской православной церковью решил организовать еще один молодежный фестиваль.

Тогда Папп (опять же под давлением государства) написал Текешу еще одно письмо, в котором приказывал Ласло немедленно покинуть Тимишоару и немедленно направиться на проповедь в Минеу – небольшой приход в Северной Трансильвании, изолированный от остального мира. Но Текеш снова отказался менять место жительства, и это его решение нашло широкую поддержку у тимишоарской паствы. Тогда епископ Папп начал судебный процесс по выселению Текеша из квартиры, которая принадлежала Венгерской реформаторской церкви. Одновременно власти Тимишоары сняли Ласло с продовольственного довольствия, поскольку пастор больше не числился жителем города.

Остальные венгерские пасторы не поддержали Ласло, боясь попасть в опалу епископа Паппа. Поэтому, пытаясь составить открытое письмо на имя Паппа, Текеш не нашел ни одного человека, готового поставить свою подпись под документом. Эрно Уйваросси, один из прихожан Текеша, высказался в поддержку пастора. 14 сентября 1989 года тело Эрно было обнаружено в лесу за пределами Тимишоары. Отец Ласло Иштван Текеш в октябре прибыл в Тимишоару, чтобы увидеться с сыном, однако был арестован, но отпущен через некоторое время. Остальных менее активных сторонников Ласло агенты Секуритате просто избивали. Несмотря на это, прихожане продолжали снабжать Ласло и его семью дровами и продуктами питания.

20 октября суд принял решение о выселении семьи Текешей, однако Ласло подал апелляцию. 2 ноября министерство внутренних дел Румынии направило в квартиру Текеша четверых неизвестных убийц, вооруженных ножами. Чудом семье Текешей удалось спастись от этого нападения, несмотря на наличие рядом агентов Секуритате. После инцидента у Ласло оказался порезан лоб, атака была отбита, но неизвестных не нашли.

Тем не менее, Ласло не был одинок. Сразу же после нападения на пастора румынский посол в Венгрии был вызван в венгерский МИД. Венгерское правительство выразило серьезную озабоченность уровнем безопасности Текеша. Стоит заметить, что квартира Текеша к тому моменту представляла собой жалкое зрелище. Ее окна были демонтированы, а часть жилого пространства разрушена строителями в рамках кампании по запугиванию пастора. Нападающие к тому же выбили дверь, поэтому Ласло не мог чуствовать себя в безопасности. Венгерская пресса очень точно и оперативно освещала развитие ситуации в Тимишоаре, поэтому Чаушеску делал все, чтобы пресечь поток информации в Венгрию.

28 ноября 1989 года, за полмесяца до начала революции, суд проинформировал Ласло, что его апелляция была отклонена, и что решение об его выселении будет приведено в силу 15 декабря. Никто тогда не мог предположить даже в самых оторванных от действительности фантазиях, что это решение суда станет роковым не для Текеша, а для Чаушеску.

Прихожане выразили свою безусловную поддержку Ласло не на словах, а на деле. В день выселения пастора они взяли в плотное живое кольцо дом, в котором он жил. Тогда милиция, пришедшая за Текешем, не смогла попасть внутрь здания, поскольку милиционеров оттеснили от квартиры Текешей. Ласло выглянул из окна и поблагодарил толпу за этот поступок, но посоветовал протестующим «оставить это занятие». Пастор понимал, что дальше ситуация будет только усугубляться, и лучшее, что он может сделать – это сдаться властям. Однако в ответ защитники Ласло начали скандировать «мы не оставим!». Несколько сот человек осталось на ночь возле дома, в котором жил Текеш.

Тем временем Ласло заболел из-за бессонницы, сильных переживаний за свою беременную жену и постоянных преследований со сороны Секуритате. Текеш вечером 15 декабря попросил своего соседа, чтобы тот организовал ему к утру 16 декабря встречу с врачом. Неожиданно для Текеша через полчаса к нему в квартиру явился сам Моц – примар Тимишоары – сразу с тремя врачами. Отчаянно пытаясь разрядить обстановку (пример Брашова-1987 был все еще свеж в памяти многих румынских чиновников), примар уговаривал семью Текешей отправиться на стационарное лечение в поликлинику. Сам семейный врач Текешей, вопреки мольбам Моца, рекомендовал жене Ласло остаться дома. Сразу же после визита примара в квартиру явились рабочие, которые принялись монтировать окна и двери и занялись восстановлением жилья.

К утру 16 декабря количество дежуривших у квартиры Ласло заметно увеличилось. Изначально Текеша защищали прихожане Венгерской реформаторской церкви, этнические венры. Однако уже днем 16 декабря к дому подтянулись молодые румыны, которые не имели к Ласло никакого отношения, а также прихожане расположенной рядом баптистской церкви. Митингующих привлекла большая толпа, которую, по слухам, не смогла разогнать Секуритате. Тимишоара неожиданно оживилась.

После действий рабочих Текеш проинформировал примара, что ситуация постепенно налаживается. Примар Тимишоары ухватился за его слова, как за соломинку, и попросил Ласло сделать так, чтобы толпа разошлась по домам. Текеш выглянул в окно, поблагодарил всех присутствующих за решение его проблемы и попросил митингующих разойтись. Однако толпа не одобрила такого решения. До Ласло и примара донеслись реплики «не верьте ему!» Тогда примар под улюлюкание и насмешки из толпы стремительно выбежал из квартиры. Но уже в полдень он вернулся обратно к Текешам и начал гневно жаловаться Ласло, что толпа все еще не разошлась. Тогда Текеш подвел примара к окну и предложил ему выступить перед народом. Примар так и поступил: в своей короткой импровизированной речи он попытался заверить митингующих, что Текеши не будут выселены. Эти слова не подействовали на толпу. Митингующие потребовали, чтобы примар подтвердил свои слова в письменной форме и, кроме того, чтобы Папп отменил свое решение о переводе Ласло в Минеу и вновь назначил его пастором в Тимишоаре.

Примар согласился со всеми требованиями и сгоряча пообещал, что за один час будут готовы все документы. Но 16 декабря 1989 года было субботой, поэтому получить все нужные решения было практически невозможно. Из всех министрств и отделов, куда обращался примар Тмишоары, никто ему не отвечал. Все сотрудники уже были на отдыхе. Тогда к Текешу около 2 часов пополудни прибыл замеситель примара, который предупредил Ласло, что он будет нести персональную ответственность, если митингующие на разойдутся. В ответ Текеш предложил созвать для обсуждения проблемы представителей различных церквей Тимишоары. Это его предложение было немедленно отклонено. Вторая идея Текеша – позвать на совещание делегатов от толпы, собравшейся на улице – была одобрена.

Шесть делегатов, венгров и румын, обсудили ситуацию с примаром. Примар снова пообещал им, что нужные документы будут подготовлены в течение часа. По его словам, митингующие могут забрать необходимые бумаги прямо в тимишоарской примарии. Когда делегаты в установленное время прибыли в примарию, они не обнаружили никаких бумаг, обещанных примаром. Зато примар выдвинул им ультиматум, в соответствии с которым если толпа не рассеется до 5 часов вечера, она будет разогнана пожарными при помощи водяной пушки.

Тем временем в толпе появились провокаторы, которые утверждали, что Ласло в квартире удерживает несколько агентов Секуритате. На деле никаких агентов в квартире не было, и это являлось досужим вымыслом. К тому моменту многие в толпе вообще не знали, по какому поводу проводится митинг. Они не знали о Ласло Текеше практически ничего. Многие полагали, что Текеш просит митингующих разойтись по домам под угрозами Секуритате. Некоторые просили Ласло выйти на улицу, однако пастор понимал, что это только сыграет на руку режиму и позволит свалить вину за протесты не только на него лично, но и на все венгерское меньшинство. А это может обернуться для венгерской общины преследованиями и расправами – Чаушеску не слишком лояльно относился к национальным меньшинствам своей страны.

Толпа все росла и росла, и к 7 часам митингующими была заполнена площадь Оперы (Piața Operei, ныне Площадь Победы, Piața Victoriei) и почти все улицы, прилегающие к церкви, в которой проповедовал Ласло. Вокруг церкви венгры и румыны образовали кольцо и пели патриотические песни. В толпе присутствовало много студентов. Со временем митингующие начали исполнять гимн «Пробудись, румын!» («Deşteaptă-te, române!»), как и в Брашове в 1987 году. Митинг перерос из венгерской акции протеста в межнациональную – венгры не знали слов песни «Пробудись, румын!».

На фото: 17 декабря 1989, тимишоарские студенты покидают студенческий корпус и идут на демонстрацию

Однако это еще не было кульминацией выступлений. Наоборот, с этого все только начиналось. Вслед за патриотической песней поседовали крамольные лозунги «Долой Чаушеску!», «Долой режим!» и «Долой коммунизм!». Впрочем, как свидетельствует один из участников восстания, Мариус Миок, который был арестован 16 числа и подвергался пыткам и избиениям до 22 декабря, многие события тех дней неправильно интерпретируются. По его словам, народ на митинге в Тимишоаре требовал свободы слова и честных выборов. Звучали лозунги «мы не хотим капитализма, мы хотим демократического социализма». Как полагает Миок, «революция не имела четкой идеологической ориентации».

Дальше все развивалось по стандартному сценарию, как в Яссах или Брашове – толпа организованно двинулась от церкви к центру города, пытаясь добраться до горкома партии и примарии. Перед тем, как к месту событий прибыла милиция, митингующие успели побить окна в здании горкома и даже попытались его поджечь. Милиции к 10 часам вечера удалось оттеснить толпу обратно к церкви, возле которой уже были использованы водометы и слезоточивый газ. Митингующим удалось захватить водяные пушки, разобрать их на части и выбросить в реку Бега.

Затем толпа двинулась к магазинам и начала их громить. Но это была образованная толпа – она двинулась… к книжным магазинам. Действительно, разве в продуктовых магазинах что-то было? Погромщики развели костры и нещадно жгли в них книги, автором которых был Чаушеску. К полуночи возле церкви стало тихо, так как насилие распространилось на другие районы Тимишоары. Уже утром 17 декабря толпа снова двинулась к тимишоарскому горкому, но на этот раз митингующим удалось ворваться внутрь здания и учинить там погром.

Последние дни Василе Мили. «Дум-дум» и танки в Тимишоаре

Чаушеску был невероятно взволнован, узнав о событиях в Тимишоаре. Глава Секуритате и МВД Юлиан Влад, министр национальной обороны Василе Миля и министр администрации и внутренних дел Тудор Постелнику во были вызваны к Чаушеску незадолго до его отправки в Иран. Бессменный президент коммунистической Румынии был возмущен тем, что митинг в Тимишоаре до сих пор не разогнан и, более того, он перерос в массовые погромы. «Что с вашими офицерами, Миля, почему они не вмешались сразу же, почему не стреляли? Нужно стрелять по ногам!» – гневно отчитывал Чаушеску министра национальной обороны. Василе оправдывался: «им не дали боеприпасов». Чаушеску парировал: «я думаю, вы предали интересы страны, интересы народа и социализма, и проявили безответственность […] вы заключили сделку с врагом!» Постелник, Миля и Влад едва не были смещены со своих постов.

Вероятно, это была предпоследняя беседа Мили с Чаушеску. Василе Миля не смог подавить восстание в Тимишоаре, однако уже в ночь с 21 на 22 декабря он возглавил расстрел демонстрантов в Бухаресте, когда беспорядки начались и в столице. Гибель Мили трагична и находится под завесой тайны. Достоверно известно, что в 8 утра 22 декабря Миля встретился с Чаушеску незадолго до бегства последнего из Бухареста. А уже в 9.30 в Центральном Комитете КПР подавленный и растерянный Миля то ли сам попытался покончить жизнь самоубийством, то ли на Милю было совершено покушение по приказу Чаушеску. Однако министр национальной обороны умер не сразу, а прожил еще немного и скончался в 14 часов в бухарестском госпитале Элиас. До сих пор обстоятельства гибели Василе Мили неизвестны – это отдельный открытый вопрос, который нужно рассматривать одновременно с побегом Чаушеску и переходом армии на сторону демонстрантов.

На фото: военные патрулируют центр Тимишоары днем 17 декабря
На фото: бронетехника и солдаты в центре Тимишоары

Волнения в Тимишоаре прекратились только во второй половине дня 17 декабря с прибытием войск. Военные по приказу Чаушеску, выразившего недоверие Миле, открыли огонь по протестующим. По словам свидетеля расстрела, пожелавшего остаться неизвестным, солдаты стреляли в митингующих с очень небольшого расстояния и использовали при этом запрещенные пули «дум-дум». Эти пули имеют неполную оболочку, благодаря чему легко разрываются при попадании в цель. Попав в человека, пуля «дум-дум» наносит ему очень сильные повреждения. Анонимный свидетель сообщает, что он видел, как при попадании пуль в головы демонстрантов их черепа взрывались. Таким образом, у митингующих практически не было шансов выжить после ранения.

Тимишоара была превращена в ад. На центральных улицах города горели автомобили и лежали трупы, всюду царил хаос. По Тимишоаре расползалась правительственная бронетехника – танки и БТР. Все подъезды к городу были блокированы спецтехникой, над Тимишоарой барражировали вертолеты. Никто не мог ни попасть в город, ни покинуть его. Фактически, Тимишоара превратилась в зону ведения военных действий. Начальник генштаба Румынии генерал Штефан Гушэ и генерал-полковник Ион Коман посетили Тимишоару после подавления выступлений.

На фото: солдаты проводят досмотр жителей Тимишоары
На фото: милиция и солдаты стоят в оцеплении вокруг тимишского уездного комитета партии. Надпись на табличке: «хотим демократии»

Первоначально количество жертв расстрела оценивалось несколькими тысячами, однако потом было установлено, что в кровавой бойне погибло 122 человека. Западные радиостанции, вещавшие в Румынии, подробно освещали все события в городе, а число жертв расстрела заметно преувеличили. В тимишоарский морг было доставлено 56 тел.

Операция «Роза»: «мать» приказывает жечь трупы ее «детей»

По личному приказу Елены Чаушеску, «матери» румын, вечером 17 декабря началась операция «Роза» – одна из самых безнравственных операций Секуритате. Этим жена «гения Карпат» желала замести следы расстрела, а особенно скрыть факт применения пуль «дум-дум». Сожженные тела четверых демонстрантов до сих пор не опознаны, еще четыре тела удалось опознать только после завершения революции. Личности остальных погибших демонстрантов были успешно опознаны. Проведение операции «Роза» было поручено полковнику Николае Гиркояшу. Позже, уже после свержения Чаушеску, Гиркояш неоднократно посещал рененых неизвестных террористов, лежащих в госпиталях Бухареста. Потом, по всей видимости, он же замел следы деятельности террористов и помог им покинуть страну.

Посещение Гиркояшем тимишоарского морга держалось в строгом секрете. Окна больничных палат, выходивших на здание морга, были предварительно занавешаны плотными одеялами. Пациентам было запрещено покидать свои палаты и перемещаться по территории больницы. Выбор нужных тел осуществлялся пятью сотрудниками милиции, командой судебно-медицинских экспертов во главе с Траяном Кришаном и Миланом Дресслером, а также гражданскими прокурорами. 43 тела были помещены в пластиковые пакеты, а погрузка пакетов на рефрижератор началась уже в полночь в ночь с 17 на 18 декабря. В этот момент во всей больнице погас свет для того, чтобы пациенты не могли ничего увидеть. К 4 часам утра погрузка тел была завершена, и в больнице была восстановлена подача электричества. Рефрижератор с трупами в сопровождении белой Дачи с агентами Секуритате отправился в Бухарест по маршруту Сибиу – Рымника Вылче – Питешти.

На36 километредороги Бухарест–Питешти обе машины готовилась встречать группа офицеров во главе с Ионом Бачиу. Когда рандеву состоялось, началась операция «Таможня» («Vama»). Дело в том, что организаторы операции «Роза» направили в Бухарест ложную информацию о том, что в Тимишоару якобы прибыла гуманитарная помощь из-за границы, которую необходимо уничтожить. Несложно догадаться, что под видом «гуманитарной помощи» скрывались трупы тимишоарских демонстрантов, плотно завернутые в мешки. Соответственно, трупы должны были сжечь представители таможенной службы Румынии.

Водителя грузовика и экипаж автомобиля разместили в заранее забронированных номерах в местном отеле. Перед тем, как отправиться в Бухарест, грузовику и автомобилю заменили номерные знаки на бухарестские. В Бухаресте тела погибших 19 декабря были доставлены к крематорию «Ченуша». Руководить сожжением трупов было поручено генералу Макри, отставному офицеру Секуритате и руководителю крематория Иосифу Эмилиану Замфиру, а также Георгиу Ганчиу, директору администрации кладбищ Бухареста. Пятерым рабочим крематория, в то время находившимся на дежурстве, был выдан конверт с 2000 леями, и они без пререканий приступили к работе. Для обеспечения безопасности возле крематория было организовано дежурство сотрудников Секуритате. В 6 часов вечера началась погрузка трупов в камеры для сожжения тел, а уже к 4 часам утра 20 декабря был сожжен последний демонстрант. Кремация завершилась около 8 часов утра. Пепел сожженных демонстрантов был погружен на еще один грузовик, вывезен далеко за город и высыпан возле Попешт-Леорден в жудеце Илфов. Поэтапные действия заговорщиков и исполнителей операций «Роза» и «Таможня» стали известны практически сразу же после свержения Чаушеску. Родственникам расстрелянных в тимишоарском морге были выданы чужие тела – тела людей, погибших по естественным причинам.

На фото: успех восстания в Тимишоаре. Первый «свободный город» Румынии — Тимишоара больше не подчиняется Бухаресту

За два дня до того, как Чаушеску бежал из своей резиденции в Бухаресте, Тимишоара уже была свободна. 18 декабря, после расстрела солдатами мирной демонстрации, тысячи тимишоарских рабочих объявили о забастовке, несмотря на явную угрозу их жизни и здоровью. Изначально бастующие рабочие не покидали своих предприятий, однако уже 20 декабря они вышли на улицы Тимишоары и побратались с солдатами. В тот же день Тимишоара была провозглашена «свободным городом», толпы на улицах города скандировали «сегодня в Тимишоаре, завтра во всем мире». Жители остальных городов Румынии очень быстро узнали о произошедшем в Тимишоаре благодаря западным радиостанциям и венгерской прессе. Восстали другие города Румынии, в том числе шахтерская Хунедоара (город в одноименном жудеце, в котором в 1977 году произошло восстание шахтеров), и разгромленный в 1987 году Брашов. Восстания охватили и другие города, жители которых пока ни разу не выступали против режима. О Ласло Текеше все забыли – угроза нависла теперь над самим Чаушеску.

Продолжение следует…

По источникам:

Romania, 1948-1989: A Historical Overview by Dennis Deletant

Bullets, Lies, and Videotape: The Amazing, Disappearing Romanian Counter-Revolution of December 1989 by Richard Andrew Hall, Ph.D.



Tags: 1989, Румыния, Тимишоара, восстания, национальные меньшинства Румынии, революция в прямом эфире
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment