blog_of_art (blog_of_art) wrote,
blog_of_art
blog_of_art

Categories:

Декабрь 1989: хаос, паника, террор

На фото: вечером 22 декабря бронетехника и солдаты снова появились на улицах Бухареста и других городов Румынии. На этот раз они защищали новый режим. Король умер - да здравствует король!

Захват власти Илиеску и военными не был завершением революции. Оставив в стороне пресловутых террористов, личности которых достоверно не установлены до сих пор, можно констатировать, что 26 декабря 1989 года, через четыре дня после прихода к власти Совета Фронта национального спасения, в стране произошла попытка очередного переворота. Уже 12 января 1990 года в Тимишоаре и Бухаресте снова прозвучали призывы свергнуть власть, на этот раз недовольство оппозиции вызывал Илиеску. Все это происходило на фоне столкновений с «террористами», которые продолжались с 22 до 28 декабря.

Безусловно, румынская революция сопровождалась выступлениями народных масс, погромами и расстрелами, однако ключевые события происходили в Центральном комитете РКП в Бухаресте, на столичном телевидении и в тырговиштской казарме. Чаушеску расстреляли по решению, принятому в узких кругах, которые еще несколько дней назад были лояльны бывшему руководителю Румынии. Те, кто пришел на смену Чаушеску, в своем большинстве были из его ближайшего окружения – во всяком случае, до того, как попали в опалу. Вооруженные силы и спецслужбы остались под контролем старой гвардии – а именно они, а не творческая интеллигенция, были ударной силой нового режима. В связи с этим часть западных исследователей, к примеру, Фрэнк Селлин, полагают, что режим Илиеску по своей сути ничем не отличается от режима Чаушеску: поменялся фасад, однако структура осталась прежней. Патримониализм, сформировавшийся при Чаушеску, сохранился, и сыграл на руку новой власти. Илиеску, благодаря хорошо отлаженной системе и связям с вооруженными силами и номенклатурой, сумел подавить народное недовольство и остановить ход революции, прибегнув к помощи шахтеров и военных.


«Это русские!»

В 12 часов 8 минут 22 декабря 1989 года режим Чаушеску пал – вертолет, на борту которого находились генеральный секретарь с женой Еленой, Маня Мэнеску и Эмиль Бобу, два офицера V (пятого) Департамента секуритате, второй пилот Василь Штефан, механик Стелаин Дрэгой и пилот, Василе Малуцан, поднялся с крыши осажденного Центрального комитета. Сначала вертолет направился в резиденцию Чаушеску в Снагов, куда прибыл в 12 часов 21 минуту дня. В 12 часов 47 минут вертолет направился в Тырговиште. Вертолет сломался в 13 часов 30 минут возле Ботен, что неподалеку от трассы Бухарест-Тырговиште, и пилот посадил машину. Офицеры секуритате сопроводили Чаушеску до дороги и остановили для него автомобиль – красную Дачию (известен даже номер машины). За рулем автомобиля находился доктор Николае Дека. Чаушеску тогда заявил ему: «произошел переворот, и в Тырговиште нужно организовать сопротивление».

Когда машина добралась до коммуны Вэкэрешты, Дека сообщил, что с автомобилем возникли проблемы. Тогда один из офицеров секуритате нашел для генерального секретаря новую машину и нового водителя – черную Дачию, которую вел Николае Петришор (видимо, Николае в Румынии было очень популярным именем во времена правления Чаушеску). В 14 часов 15 минут Чаушеску продолжил свой путь в Тырговиште. К 15 часам автомобиль уже приближался к городу, однако не судьба: в 15 часов 30 минут, когда до Тырговиште оставалось всего5 километров, машину задержали обыкновенные сотрудники автоинспекции – майор Ион Энаке, старший сержант Константин Паисе и сержант (plutonier, может, я неправильно перевел звание) Андрей Осман.

К тому моменту тырговиштское отделение милиции уже было занято демонстрантами – во всей стране царил хаос. Сотрудники автоинспекции оповестили тырговиштских милиционеров и революционеров о произошедшем. До 17 часов 50 минут Чаушеску находился в лесу под Тырговиште, и только тогда, когда спустилась тьма (был самый короткий день в году), к месту происшествия прибыли революционеры во главе с Илией Штирбулеску, которые арестовали Чаушеску и его спутников. Действия революционеров контролировали офицеры, в распоряжение которых был передан генеральный секретарь.

Сразу же об аресте бывшего лидера страны был оповещен Бухарест, и уже к 18 часам вечера новое руководство Румынии знало о месте пребывания Чаушеску. Офицеры Ион Мареш и Ион Цеку, а также полковник Дину и сержант милиции Константин Паисе взяли на себя ответственность сопроводить Чаушеску в военный гарнизон в Тырговиште.

Гарнизоном командовал Андрей Кеменич. Позже Кеменич вспоминал, что когда он прибыл в гарнизон через несколько часов после Чаушеску, генерального секретаря больше всего интересовало, кому Кеменич подчиняется. Николае не удовлетворил ответ, что Андрей Кеменич подчиняется министерству обороны и генеральному штабу. Кеменич оправдывался: «товарищ Чаушеску, я не знаю, кому подчиняться, в Бухаресте творится неразбериха…» Командующий гарнизоном начал объяснять Николае, что министр национальной обороны Миля мертв, поэтому все вооруженные силы должны подчиняться начальнику генерального штаба Гушэ.

«Это тот, которого я послал в Тимишоару и он не решил проблему?! Он русский». Кеменич продолжил оправдываться, утверждая, что он не получает приказов от Гушэ (Гушэ в тот момент действительно не мог командовать вооруженными силами, так как пребывал в «свободном городе» Тимишоаре). Командующий гарнизоном проинформировал Николае, что все приказы, которые ему приходят, отданы генералом Милитару. Чаушеску сказал Кеменичу, что Милитару – это советский шпион из КГБ. Наконец, Кеменич с третьей попытки угадал, кому именно следует подчиняться, и назвал фамилию Стэнкулеску. Когда Чаушеску узнал, что Кеменич подчиняется Стэнкулеску, он обрадовался, схватил его за руку и сказал: «вы знаете, это ваш министр, я сегодня в 10 часов назначил его вместо Мили, который нас предал. Слушайте только его приказы».

После ареста Чаушеску в воинскую часть несколько раз звонили неизвестные, они угрожали атаковать гарнизон. Ситуация в Тырговиште была очень напряженной, хотя на казармы никто так и не напал.

USLA, V Департамент, «дружественный огонь»

Не прошло и нескольких часов после бегства Чаушеску и водворения Илиеску, как в городах Румынии объявились некие «террористы». Уже вечером 22 декабря по телевидению было объявлено о том, что сохраняется угроза возвращения к власти Чаушеску, и у него даже есть поддержка в лице «фанатичных террористов». В 18.00, пока Илиеску оглашал состав самопровозглашенного Совета Фронта национального спасения, из Тырговиште пришла экстренная новость – там обнаружился бежавший накануне из Бухареста Чаушеску.

На фото: бронетехника перед расстрелянным королевским дворцом. По всей видимости, утро 23 декабря

На фото: танки перед сгоревшей в ночь на 23 декабря Центральной университетской библиотекой

На фото: королевский дворец и Центральная университетская библиотека общим планом. По всей видимости, утро 23 декабря

Первые бои в ночь с 22 на 23 декабря развернулись перед бывшим королевским дворцом, в здании которого в настоящее время размещается Национальный музей искусства, рядом с дворцом – Центральная университетская библиотека. Неизвестно, кто именно и почему открыл огонь, однако военные немедленно отреагировали на провокацию и начали стрельбу по зданию королевского дворца. С балкона Центрального комитета послышались призывы прекратить огонь, кто-то забрался на королевский дворец и начал размахивать оттуда триколором, кто-то выбросил из окна дворца белый флаг. Одновременно велась стрельба на территории ЦК РКП и возле штаб-квартиры Союза Коммунистической Молодежи (Uniunea Tineretului Comunist).

Сотрудники Национального музея искусства и Центральной университетской библиотеки были в панике: по королевскому дворцу в течение нескольких часов велся плотный огонь трассирующими пулями и танковыми снарядами. Работники музея организовали дежурство и пытались спасти наиболее ценные экспонаты. К утру библиотека сгорела, а музей сильно пострадал. Интенсивная стрельба в районе дворца велась приблизительно до полуночи.

Пока велся обстрел дворца, толпа покинула площадь, выйдя на прилегающие к ней улицы. В перерывах между очередями демонстранты пытались вернуться на площадь. В 22 часа Илиеску снова выступил по телевидению, на этот раз он призвал митингующих покинуть территорию возле Центрального комитета, чтобы периметр ЦК могла оцепить армия. Тогда же Илиеску заявил о том, что революция победила, а также сообщил, что милиция и секуритате перешли на сторону нового режима. Между тем военные взяли под свой контроль основные объекты инфраструктуры Бухареста.

После того, как начался бой в районе дворца, нападениям подверглись другие районы Бухареста и другие города страны. Командующий военно-воздушными силами генерал Иосиф Рус (тот, что отправил на помощь Чаушеску два вертолета) всерьез обеспокоился безопасностью международного аэропорта в Отопенах, что в Бухаресте, и в 22 часа вечера связался с генералом Григорие Гица, командующему силами секуритате (Trupele de Securitate, после революции переименованы в жандармерию). Рус и Гицэ решили усилить охрану аэропорта учащимися из школы сержантов в Кэмпине.

Увы, но в Отопенах произошла большая трагедия: охрана приняла подкрепление за террористов. Было темное раннее утро 23 декабря, когда к аэропорту прибыло три грузовика с учащимися из школы сержантов. По неизвестной причине, гарнизону аэропорта никто не сообщил, что в Отопены направлено подкрепление. Когда грузовики остановились, капитан Ионел Зорилэ сделал несколько предупредительных выстрелов в воздух. Вслед за этим охранники аэропорта открыли огонь на поражение по грузовикам с учащимися, в ожесточенной перестрелке погибло около 50 военнослужащих, еще 13 было ранено. Под шквальный огонь попал и автобус с гражданскими служащими аэропорта. Похожее произошло и в аэропорту Бэняса: кто-то якобы сообщил охранникам аэропорта, что к ним приближаются террористы, хотя на самом деле в Бэнясу были отправлены дружественные подкрепления.

Городская герилья велась и в других городах Румынии, в особенности в Брашове и Сибиу.

На фото: надпись на танке: "армия с нами". Это был популярный лозунг революции: как утверждают участники событий, лозунг появился не на волне восторга и ликования, а из страха перед возможностью расстрела. Перед тем, как Чаушеску бежал из Бухареста, одной из форм протеста было встать на колени перед бронетехникой и солдатами, и выкрикивать "армия с нами!" Очевидно, что это не очень помогло митингующим на Университетской площади

Особенную известность во время декабрьских событий приобрела USLA – специальная группа по борьбе с терроризмом (Unitatea Specială de Luptă Antiteroristă). Группа сразу после перехода армии на сторону Илиеску была переподчинена новым властям, однако именно на нее после исчезновения «террористов» румынская пресса начала навешивать всевозможные ярлыки и обвинения в пособничестве террору. Радикальная пресса в 90-х называла USLA «группой террористов», «услашами-террористами» и просто «преступниками». Негативный образ антитеррористической группы быстро закрепился в обществе.

Такое мнение о группе появилось после инцидента в ночь с 23 на 24 декабря рядом с министерством обороны, когда между военными, охранявшими министерство, и USLA, прибывшей им в качестве подкрепления, произошла ожесточенная перестрелка. Стоит при этом заметить, что деятельность USLA при Чаушеску вообще не афишировалась, поэтому рядовые граждане Румынии даже не понимали, что это за группа. Фактически, только в 1989 году USLA впервые заявила о себе во всеуслышание. Вместе с USLA в районе министерства внутренних дел пострадала группа офицеров из военно-технической академии, которая, как и антитеррористическая группа, была отправлена в качестве подкрепления.

Существует версия, якобы революция была проведена при поддержке бывших офицеров секуритате, в частности, такой точки зрения придерживается исследователь Ричард Хэлл (Richard Hall). В националистических, экстремистских и нео-коммунистических газетах после революции стали появляться публикации, будто бы перестрелки в центре Бухареста были противостоянием между несколькими военными группировками, а секуритате после победы одной из группировок сделали козлом отпущения. Тем не менее, это является всего лишь слухами, распускаемыми желтой прессой ради пропаганды тех или иных идей.

Все же существуют косвенные доказательства того, что секуритате могли быть причастны к снабжению «террористов». В марте 1990 года Ролан Василевич, офицер тимишоарского директората секуритате, опубликовал под псевдонимом Ромео Василиу в еженедельнике «Orizont» свои свидетельства о декабрьских событиях в Тимишоаре. Ролан Василевич позже издал 140-страничную книгу, в которой утверждал, что «террористами» была группа USLA и арабские коммандос, которым были выданы вооружение и боеприпасы, в том числе разрывные пули дум-дум. В книге опубликованы воспоминания, часто предоставленные анонимами.

По воспоминаниям анонимного служащего из USLA, он в декабре 1989 побывал в Тимишоаре и Бухаресте. Тогда к группе были прикомандированы специалисты в черном камуфляже и масках, которым были выданы боевые патроны. Расстрел демонстрации в Тимишоаре осуществлялся с короткого расстояния, при этом неизвестные применяли разрывные пули с неполной оболочкой (дум-дум). Аноним добавляет, что во время учений их группу разделяли на «друзей» и «врагов», и врагами всегда были неизвестные в масках. На тренировках от USLA требовалось найти и обезвредить этих «террористов». По словам анонима, в январе 1990 все служащие USLA прошли процедуру детоксикации, так как находились под воздействием наркотических средств. Служащие были уволены из USLA за 5 месяцев до истечения срока службы. Стоит заметить, что USLA была расформирована в апреле 1990 года.

Кроме того, Дан Бадя в 1991 году со слов капитана Мариана Ромэнеску сообщил о том, что в распоряжении группы были подземные учебные центры – один в районе Брашова, и другой, тир, прямо под Центральным комитетом РКП. Тир в ЦК РПК якобы был случайно обнаружен несколькими демонстрантами днем 22 декабря, когда Чаушеску бежал из столицы и в Центральном комитете начался погром.

В V Департамент секуритате и в USLA, по словам Дана Бади, приняли на службу людей, ранее работавших на различных тайных должностях. Многие из тех, кто попал в USLA, были студентами из-за рубежа. В частности, в группу якобы набрали много арабов, знавших каждый закоулок Бухареста, Брашова и многих других городов страны. Опять же, Дан Бадя утверждает, что USLA и сотрудники секуритате будто бы были окружены в туннелях под центром Бухареста, и на этом противостояние с «террористами» закончилось.

Тем не менее, убедительные доказательства того, что контртеррористическая группа и V Департамент секуритате принимали участие в выступлениях против Илиеску, отсутствуют. Известно, что в Сибиу секуритате и военные после бегства Чаушеску 22 декабря вступили в открытое противостояние, которое завершилось уничтожением отделения милиции, где располагалась квартира сотрудников секуритате. При этом в Сибиу военные превосходно знали, по кому ведут огонь: не по «террористам», а именно по секуристам.

Короткие истории из жизни (и смерти) Гиркояша, Фирики, Константинеску, Зорилэ, Нуцэ и Михаля, а также история учреждения премии Пэрри

Пожалуй, во время румынской революции самая неоднозначная роль досталась полковнику милиции Николае Гиркояшу. Полковник вынужден был посещать морги и больницы Тимишоары и Бухареста ради того, чтобы заметать следы деятельности Елены Чаушеску и, очевидно, «террористов». Несмотря на это, значение поступков Гиркояша в декабрьских событиях до сих пор трудно оценить, так как о деятельности полковника в те дни до сих пор практически ничего неизвестно. Достоверно установлено, что Гиркояш принимал участие в операции «Роза» и под его наблюдением осуществлялась выборка трупов демонстрантов в тимишоарском морге для их последующего сожжения в одном из бухарестских крематориев и утилизации пепла в сточной канаве. В конце декабря и начале января полковник наведывался в различные больницы Бухареста – как вспоминают сотрудники медицинских учреждений, визиты были неожиданными.

1 или 2 января 1990 полковник побывал в больнице скорой медицинской помощи Флоряски, что в 1 секторе Бухареста, и проконтролировал операцию над неизвестными людьми, поступившими в хирургическое отделение с множественными пулевыми и осколочными ранениями. Любопытны свидетельства врачей и видео, заснятое в палате с неизвестными. Так, профессор Андрей Фирика в 1990 и 2004 годах дважды рассказывал в СМИ о том, что происходило в больнице Флоряски в первые январские дни. По словам Фирики, в больницу, где он работал, и другие лечебно-медицинские учреждения Бухареста поступило от 15 до 20 предполагаемых «террористов». Фирика утверждает, что ему удалось собрать небольшую папку с бумагами, касающимися лечения неизвестных, однако все документы пропали.

Кадр из видео: один из подозреваемых в терроризме лежит на койке в больнице Флоряски. Видео снято сыном доктора Фирики 25 декабря 1989 года

«Террористов» посетил полковник милиции Гиркояш. Он предупредил Фирику, чтобы тот не подпускал к койкам террористов любопытных иностранных журналистов. «Они всего лишь лица, подозреваемые в терроризме. Вы ведь не хотите однажды предстать перед судом за разглашение какой-либо информации!» – так объяснил полковник профессору Фирике свое распоряжение. Позже Гиркояш еще раз посетил больницу Флоряски, на этот раз вместе с ним прибыл автобус. Пациенты были погружены в автобус и увезены из больницы в неизвестном направлении. Фирику в те дни попросил своего сына, который учился на кинорежиссера, снять «террористов», что тот и сделал. Копии пленки были отправлены в генеральную прокуратуру Румынии.

По более точной информации, в больницу Флоряски во время борьбы с «террористами» попало 13 человек, подозреваемых в терроризме. Большинство из них имели европейскую внешность, однако двое были монголоидами, а еще четверо – арабами. Все пациенты имели при себе румынские документы. Один из азиатов якобы заявил врачам о том, что его мать является румынкой, в то время как отец прибыл из Лаоса. По словам Фирики, все подозреваемые в терроризме, в том числе азиаты и арабы, очень хорошо говорили по-румынски. Доктор Николае Стайкович работал некоторое время в Египте, поэтому во время беседы сформулировал один из вопросов на арабском языке. Один из пациентов с арабской внешностью ответил на заданный вопрос.

Все подозреваемые в терроризме, по описаниям врачей, имели очень крепкое телосложение. Кроме пациентов, в больницу вместе с «террористами» в качестве сопровождения прибыли еще два человека. Они охраняли пациентов: однажды ночью в больницу под каким-то предлогом пробрался неизвестный человек, и «охранники» связали его. Как выяснилось, на человека было надето несколько слоев одежды, под которыми скрывалось оборудование для слежки. Двое «террористов» накрепко привязали пробравшегося к носилкам, лишив его возможности двигаться.

Кроме раненых «террористов», в больницу Флоряски и другие медицинские учреждения города прибывали трупы. Некоторые из погибших были застрелены с небольшого расстояния сзади в затылок или точно в лоб – профессор Фирику считает это доказательством существования террористов.

Кроме больницы во Флоряске полковник Гиркояш посетил больницу в Колтя. Как вспоминает главный хирург больницы Николае Константинеску, человек, представившийся Гиркояшем, заявил, что он является сотрудником секуритате и уполномочен изъять все извлеченные пули. Хирурги передали Гиркояшу около 40 пуль и осколков.

После революции Константинеску сообщил в прокуратуру о событиях в больнице и характере ранений поступавших в больницу раненых и убитых. Константинеску даже показал сотрудникам прокуратуры квартиру над кинотеатром «Лучафэрул», откуда в декабре кто-то вел огонь. Во время расследования выяснилось, что по этому адресу размещалась явочная квартира секуритате.

С 22 до 28 декабря в центре Бухареста было задержано несколько сотен подозреваемых в терроризме, по всей стране – около тысячи. Среди подозреваемых были служащие USLA, военнослужащие, сотрудники секуритате, люди с нездоровой психикой и случайные гражданские лица. Задержанные подвергались избиениям, пыткам, шантажу, словесным оскорблениям. Подозреваемые были переданы военным и секуритате. В начале 90-х годов ни один из подозреваемых в терроризме не был осужден. В настоящее время обвинения сняты со всех подозреваемых из-за отсутствия доказательств того, что задержанные занимались террором. В отличие от подозреваемых в терроризме, военные, которые открывали «дружественный огонь» по предполагаемым террористам, получили реальные сроки. Тот же капитан Ионел Зорилэ, который сделал предупредительные выстрелы в воздух в Отопенах в надежде остановить неопознанные грузовики, получил четыре года лишения свободы. Находившиеся рядом с ним Думитру Дрэгин и Григорие Гицэ – по восемь и шесть лет лишения свободы соответственно. Все офицеры осуждены за непреднамеренное убийство.

Среди загадок революции – гибель генерала Константина Нуцэ. Нуцэ подавлял восстание в Тимишоаре, а затем, в компании с Гиркояшем, заметал следы расстрелов и занимался выборкой трупов в тимишоарском морге для их последующего сожжения. 20 декабря, после проведения операции «Роза», Нуцэ был направлен в Арад для подавления восстания в этом городе. Все это время Нуцэ помогал генерал Вэлику Михаля. 23 декабря, когда стала очевидной победа революции, Нуцэ и Михаля сели на поезд Арад-Бухарест, однако на станции Дева были арестованы военнослужащими из местного гарнизона. Арестантов посадили в вертолет, привязали к креслам веревками и отправили в Бухарест.

Из министерства обороны пришел приказ изменить курс вертолета, и воздушное судно было перенаправлено в Алба-Юлию. В нескольких километрах от города на холме Мамут вертолет был сбит огнем с земли – войска получили приказ сбивать любые воздушные судна, приближающиеся к Алба-Юлии. Были повреждены система гидравлического управления и топливная система, машина загорелась еще в воздухе и рухнула прямо на склад боеприпасов. Далее последовал мощнейший взрыв. Очевидно, что от экипажа вертолета и двух генералов ничего не осталось. После длительного расследования в 1994 году было принято решение не возбуждать уголовное дело по факту уничтожения вертолета.

Еще одна странная авиакатастрофа произошла 28 декабря 1989, когда рейс Бухарест-Белград потерпел крушение. По официальной версии, «воздушное судно столкнулось с твердым предметом». Погибло шесть членов экипажа и один пассажир, 24-летний английский журналист Ян Пэрри (Ian Parry), работавший в «Сэнди Таймс». Странно, но Пэрри был единственным пассажиром самолета. Ему удалось сфотографировать Центральный комитет во время восстания и погрома. После смерти Яна в Великобритании учреждена специальная престижная премия Пэрри, которой удостаиваются фотожурналисты всего мира.

 «Украденная революция»

В настоящее время общественное мнение о декабрьских событиях 1989 года в Румынии разделилось. Последние 20 лет румынские власти исходят из того, что 22 декабря в стране произошла подлинная народная революция, однако часть общества с этим не согласна. Так, в Румынии декабрьские события иногда именуют «украденной революцией» или «переворотом». Дело в том, что румынские диссиденты, в то время проживавшие за рубежом, негативно отозвались о событиях в Румынии – они были расстроены тем, что состав власти поменялся только отчасти, и страной де-факто управляла номенклатура. Изначально эта точка зрения укоренилась в среде небольших оппозиционных групп, основанных еще в начале 1990 года и поддержанных «независимой» интеллигенцией. Выражение «украденная революция» проникла из среды интеллигенции в массы только после резонансной голаниады.

В 1999 году центром социологических исследований CURS был проведен опрос жителей Румынии. По результатам опроса стало известно, что 40% опрошенных считали, что в декабре 1989 в стране произошла революция, 36% – государственный переворот, 19% не смогли ответить на поставленный вопрос и 5% полагали, что в декабре произошло событие другого характера.

Во многом такое отношение к революции вызвано дальнейшими действиями Илиеску – он подавил вторую попытку переворота 26 декабря 1989, третью 12 января 1990 и четвертую 13-15 июня 1990, ненадолго закрепив в Румынии статус-кво. Стоит заметить, что начавшаяся весной 1990 года голаниада проходила под лозунгом «долой неокоммунизм!»

По материалам:

Bullets, Lies, and Videotape: The Amazing, Disappearing Romanian Counter-Revolution of December 1989 by Richard Andrew Hall, Ph.D.

Romania since 1989: Politics,Economics, and Society Edited by Henry F. CareyForeword by Norman Manea

Продолжение следует…


Tags: 1989, Бухарест, Румыния, Чаушеску, военные операции Румынии, революция в прямом эфире, террор
Subscribe

  • Миротворцы Гитлера и Муссолини пытаются предотвратить войну между Хорти и Антонеску

    На фото: жители Нагиварада (Орадя) приветствуют венгерских военнослужащих. 6 сентября 1940 Венский диктат 30 августа 1940 года постановил…

  • Nem! Nem! Soha!

    На фото: венгры-трансильванцы в национальных костюмах встречают солдат и офицеров Гонведа. Сентябрь 1940 До 1920 года Трансильвания была…

  • Deus ex machina

    На фото: македонская полиция пытается разогнать слезоточивым газом контр-демонстрацию албанцев, которую они устроили в знак протеста против…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments