blog_of_art (blog_of_art) wrote,
blog_of_art
blog_of_art

Categories:

По ком звонит колокол, или Краткая история войны между соседними селами. Часть 1

На фото: наши дни, руины села Лиопси (Лопеси) на албано-греческой границе. На холме в центре возвышается дворец, где до Балканских войн обитали турецкие землевладельцы. На склоне холма расположены разрушенные дома чамских крестьян: эти двухэтажные постройки имели форму четырехугольных башен. На втором этаже была "женская половина" - гаремлик - в лучших оттоманских традициях. Снимок Passiakos'а

Заброшенные мечети и церкви, некогда блиставшие великолепием, ветхие дома, в которых когда-то жил «забытый» народ, заросшие лесом пастбища, запущенные могилы, опустошенные села. На одном из холмов возвышается покинутый укрепленный дворец местной феодальной знати, где в роскоши жили землевладельцы-турки вместе со стражей и гаремами еще задолго до того, как «забытый» народ ушел из этих мест вместе с опустошительной войной.

Причины безумной резни, приведшей к гибели народа, банальны – скот, земля и пропаганда. Участники и свидетели этой маленькой кровавой вакханалии до сих пор живы и не имеют претензий друг к другу. Потому что это – война.

Села-призраки на греко-албанской границе привлекают внимание туристов и фотографов. Здесь находят убежище нелегальные мигранты из Албании, поэтому греческие пограничники не приветствуют, когда кто-то пытается попасть в безлюдные населенные пункты. На самом деле, у руин все еще есть хозяева – албанцы-чамы. Правда, владельцы этой полуразрушенной недвижимости уже 68 лет не могут ею воспользоваться. В свою очередь, Греция считает церкви, мечети, дома и замок своей национальной собственностью, и даже выставила их на продажу.

«Забытый» народ

В период Холодной войны чамы были враждебным народом и для Албании, и для Греции. По политическим причинам этот этнос был полностью вычеркнут из официальной греческой и албанской истории.

Чамы – это этническая группа в составе албанцев, компактно проживающая в Эпире вдоль побережья Ионического моря. Ее маленькая страна называется Чамерией и простирается от южных границ Албании далеко на юг до самого Превеза, что на берегу Артского залива. Также в состав Чамерии входит южная часть албанского округа Саранда, а именно семь чамских сел, граничащих на севере с греческой «зоной меньшинств» в Албании. Восточный Эпир, в том числе Янина и ее окрестности, в состав Чамерии не входят.

Подробная карта Чамерии. В действительности эта территория очень мала, и по своей площади сопоставима с двумя районами

Хороним «Чамерия» в Греции не используется с 1936 года: тогда по приказу из Афин местность была переименована в Теспротию. Сейчас название «Чамерия» употребляется, в основном, албанскими националистами, когда те хотят продемонстрировать принадлежность Теспортии к территориям, заселенным албанцами.

До греко-турецкого обмена населением горные чамы из Пинда были преимущественно православными, а чамы из прибрежной зоны – мусульманами. Албанцы-мусульмане здесь появились в начале 19 века в результате переселения, организованного Али-пашой Тепеленским в процессе подготовки к войнам с соседями-феодалами, а албанцы-христиане – еще раньше. Здесь чамы соседствовали с греками – каждая община проживала в своих селах, разумеется. К началу Второй мировой войны население Чамерии составляло 300 тысяч человек (это Теспротия вместе с Яниной и Превезом).

По сей день греки Эпира в быту часто называют чамов албанцами или турко-албанцами (turkalbanians). Тем самым они хотят показать принадлежность чамов к мусульманам (со своей точки зрения, разумеется). Албано-говорящее православное население региона известно под названием арваниты (арнауты), как и в других районах Греции. Иногда православных албанцев называют греко-чамами (graecochams). Чамы-мусульмане все еще используют по отношению к чамам-христианам турецкий термин «каур» (неверующий), не вкладывая, однако, в этот экзоэтноним никакого религиозного подтекста. Межконфессиональных конфликтов в крае нет, и никогда не было.

Между тем, новые поколения все реже используют упомянутые этнонимы. Многие греческие чамы-христиане ассимилированы, и даже в быту общаются на греческом языке.

По приблизительным оценкам, сейчас в Греции имеется около 40 тысяч потомков чамов, большая часть из которых уже не считает себя албанцами. Тем временем в Албании, кроме семи исконно чамских сел на юге округа Саранда, 14 тысяч потомков чамов-изгнанников проживают в самой Саранде и еще 10,5 тысяч – во Влёре и окрестных селах. Но их предки не местные и пришли сюда из албанских сел Теспротии с окончанием Второй мировой. Вообще, потомки чамов рассеяны по всей территории Албании. Помимо этого, большая чамская община имеется в Турции – ее численность неизвестна, но, по предположениям, это около 100 тысяч человек.

В последнее время жители семи чамских сел на юге Албании все чаще ассоциируют себя с албанцами, за исключением старожилов. Молодежь отсюда переселяется в города или отправляется на заработки, поэтому не наследует традиций своих предков, приспособившись к новым реалиям жизни.

Зерна ненависти

В 20 веке для чамов наступили неспокойные времена. В период Балканских войн в Эпире происходили межобщинные столкновения между греками и албанцами. Когда была провозглашена независимость Албании и проведена греко-албанская граница, чамы вопреки своей воле оказались на территории Греции. При этом Греция под руководством Элевтериоса Венизелоса довольно агрессивно расширяла свою территорию в Эпире и брала город за городом – Янину, Превез, Арту, Игуменицу – где в тот момент албанцы и греки жили смешанно. Греческий флот даже попытался бомбардировать Влёру – но Италия посчитала, что Греция замахнулась на слишком большой кусок земли, и по дипломатическим каналам надавила на воинствующего Венизелоса.

В 1914 году о Чамерии пришлось забыть – в тот момент Великие державы обратили внимание на Северный Эпир, где было образовано греческое государство в государстве албанском. Затем грянула Первая мировая, а потом – очередная греко-турецкая. Все это время в Албании был хаос, и Тиране не было дела до чамов.

В 1923 году Греция и Турция подписали Лозаннский договор и начали обмен населением. Тогда у Греции в Эпире появились две проблемы: кто такие албанцы-чамы (можно ли их приравнять к туркам?) и как разделить их имущество. Под давлением итальянской дипломатии и с учетом множества региональных факторов греческое правительство деликатно решило первую проблему и объявило, что не будет депортировать тех чамов-мусульман, которые докажут свою принадлежность к албанцам. Однако греки своего слова не сдержали. В 1926 году чамов де-юре исключили из программы депортации, однако де-факто их все равно считали турками и насильно гнали за границу. Переселенцы победнее отправились в Албанию, а у кого были деньги – в США и Турцию. Некоторые узнали о прекращении депортаций уже на полпути в другую страну, и вернулись домой. Каким же было удивление албанцев, когда они увидели, что их дома и их земля уже заняты.

На фото: 1924 год, чамы-переселенцы в Игуменице ожидают прибытия пассажирского рейса

Когда из Малой Азии в Грецию прибыло 1,4 миллиона беженцев-христиан, еще в 1922 году потребовалась аграрная реформа. Качество земли в разных районах страны было разным, и от этого зависел размер участка. В Эпире почвы были плохи, однако многим чамам от турецких феодалов после Балканских войн достались очень большие наделы лучшей плодородной земли. Правительство попыталось отнять у албанцев эти участки, чтобы разделить их между христианскими беженцами. В села к албанцам-мусульманам были подселены христиане. В тот раз все удалось решить миром, потому что часть беженцев из Турции переселили из Эпира в Фессалию.

Современные греческие националисты описывают албанцев того периода так: «в Эпире проживало около 18 тысяч [по мнению греков, разумеется] албанцев, которые, в основном, были заняты в сельском хозяйстве и владели лучшей землей в регионе. Греческое государство предоставило им свободы и относилось к ним со справедливостью и гуманизмом. Эти бесчисленные привилегии свидетельствуют о том, что греческое государство испытывало привязанность и любовь по отношению к албанцам. Однако, используя терпимость и традиционно либеральные институты нашей страны, албанцы начали заговорщические действия по включению Теспротии в состав Албании».

«Заговорщические действия» сводились к попыткам ввести начальное образование на родном языке. Спустя несколько лет после обмена населением албанцы потребовали открыть албанские школы, но просьба была отклонена. На каждых выборах греческие чиновники делали все возможное, чтобы албанцы не смогли занять должности в органах самоуправления. При этом, несмотря на зависть христиан и анти-албанскую политику Афин, между греками, арнаутами (православными албанцами) и албанцами-мусульманами вплоть до начала Второй мировой войны сохранялись нейтральные отношения. Все это время у чамов постепенно изымалась плодородная земля – ее отдавали грекам. После 1936 года, когда генерал Иоаннис Метакас пришел к власти и учредил «режим 4 августа», некоторые чамы предпочли мигрировать из Греции.

28 октября 1940 года 6 итальянских дивизий, сосредоточенных на греко-албанской границе, вступили на территорию Греции. Рим объявил Афинам войну. Сначала успех сопутствовал итальянцам, и северная половина Чамерии оказалась в руках противника. Афины побоялись призывать в армию албанцев-чамов, не выдали им оружия и отправили работать в тыл.

На фото: итальянские бомбардировщики Savoia-Marchetti SM.79 над горами Чамерии, 1940 год

С приходом итальянских войск отношения между греками и албанцами Теспротии обострились. По воспоминаниям одного из албанских долгожителей, «итальянцы спасли нам жизни. Если бы не было итальянцев, греки распотрошили бы нас! Когда они были здесь, греки нас не трогали». На вопрос о том, имели ли чамы проблемы с греками до начала войны, албанец отвечает: «нет, до прихода итальянцев ничего не было! Но все перепуталось с их появлением».

На оккупированных территориях итальянцы помогали албанцам социальными выплатами, а добровольцам, служившим в армии, полагалась заработная плата. Тот из чамов, кто лишился земли, шел сражаться за финансовую и материальную помощь. Греки этого не делали: они всей душой болели за Грецию и относились к итальянцам как к агрессорам. Многие коллаборационисты еще до вмешательства Германии получили от итальянцев не только зарплату, но и одежду, кров и пищу. Возможно, в памяти албанцев сохранялись времена, когда они на стороне турок воевали против греков. Утверждается, что под влиянием итальянской пропаганды некоторые чамы, поверив обещаниям Муссолини создать Великую Албанию, перешли на сторону Италии. Однако тотальной поддержки итальянцев албанцами не было: местное население в своем большинстве равнодушно восприняло появление новой администрации. Немногие греки из греческой и албанской частей Эпира периодически совершали небольшие диверсии, которые не причиняли итальянцам больших неудобств и не могли переломить ход войны.

Но удача изменила Италии. 14 ноября греческий генеральный штаб объявил о контрнаступлении. Вместе с итальянской армией Чамерию покинули немногочисленные албанские волонтеры, поддержавшие противника. Греки и арнауты, давно положившие глаз на албанскую собственность, воспользовались моментом, разделили скот богатых чамов и разграбили их дома. Всего греками было присвоено от 40 до 50 тысяч голов скота, в том числе козы, овцы, быки, ослы и кони. Греческая жандармерия начала проводить аресты албанцев, а некоторые чамы предпочли скрыться от хаоса. Коллаборационизм чамов-бедняков привел к тому, что всех албанцев-мусульман стали воспринимать как врагов. Вина отдельных групп была спроецирована на всю общину. Это удачно совпало с политикой Афин по отношению к национальным меньшинствам.

Оказавшись в критической ситуации, Италия запросила помощи у Германии. Когда страны Оси начали совместное наступление против Греции, чамы-волонтеры и беженцы получили возможность вернуться в свои разграбленные дома.

Фашисты-мусульмане и война всех против всех

В период оккупации богатые чамы и влиятельные албанские кланы без согласования с местными общинами сами провозгласили себя представителями албанского народа в Чамерии, и активно сотрудничали с итальянскими и немецкими военными властями. Одним из коллаборационистов был богатый албанец Джемиль Дино, назначенный Верховным комиссаром Теспротии. Мазар Дино (не родственник Джемиля) стал лидером местной ячейки «фашистской молодежи». Существовали и другие кланы, которые благодаря итальянцам и немцам получили власть над краем.

В отличие от Косово и некоторых других территорий, Чамерия не стала частью итальянской Албании и повиновалась военному командованию в Афинах. Маленький кусочек территории на берегу озера Преспа между Флориной и Билиштом вошел в состав Великой Албании и подчинялся Тиране. В 1942 году в Теспротии была создана Кешилла (Ксилия по-гречески, Совет по-нашему). Это был орган местного самоуправления, сформированный из албанцев-чамов. В июле 1943 года на смену итальянцам пришли немцы. Кешилла все еще надеялась, что Чамерия будет передана в состав Албании, но это не входило в планы германской администрации в Афинах. Кешилла хотела играть какую-то роль, пыталась издавать собственные законы, игнорировала требования Афин и даже ввела собственные налоги и сборы. Таким образом, богатые чамы вступили в конфликт с немецкой администрацией.

К 1943 году Кешилла обзавелась собственной армией и жандармерией. В отличие от «армии», жандармерия не была политически ангажированной и выполняла чисто утилитарные функции по охране немецких тылов. Штаб-квартира жандармерии располагалась в Парамитье. Что касается «армии», то она представляла собой несколько батальонов из местных албанцев-мусульман, симпатизировавших Кешилле. В 1943 году батальоны перешли в подчинение немецкому военному командованию. Впрочем, до этого они зависели от итальянцев и никогда не действовали самостоятельно.

Любопытно, но Джемиль Дино начал войну не только против греков, но и против албанцев-христиан (арнаутов), некоторых мусульман и албанцев-коммунистов. Чамы в равной степени с греками пострадали от рук Джемиля. Причины этого неизвестны: мало исследователей на Западе уделяют внимание Эпиру, а в Греции чамы являются запретной темой. Бернд Фишер считает, что большинство албанцев не разделяли устремлений «просвещенного» клана Дино к построению Великой Албании. Это было вызвано неподготовленностью жителей полуфеодальной Албании к тому, чтобы принять на вооружение «современную западную форму национализма» (и коммунизма). Соответственно, войну между чамами-мусульманами и греками следует рассматривать как межобщинный конфликт. Более того, сами действия Кешиллы и Джемиля Дино некоторые исследователи характеризуют не как войну за Великую Албанию, а как борьбу богатых чамов за собственные интересы.

Также в Теспротии действовала «идейная» националистическая чамская организация Балли Комбетар Чам под командованием Нури Дино (не родственник Джемиля, но брат Мазара). Эти действительно стремились к созданию Великой Албании. Националисты получили полную немецкую поддержку, когда начали борьбу с партизанами-антифашистами. Члены Балли Комбетар Чам были очень хороши в контрпартизанской войне, так как отлично знали местность и сражались с равными себе по выучке.

Те, против кого боролись Балли Комбетар Чам и «армия» Кешиллы, тоже были албанцами. Так, с весны 1943 чамы Теспротии действовали в составе Национально-освободительного фронта Греции (EAM). Многие албанцы присоединились к EAM под влиянием антимонархических, социалистических и демократических идей, популярных в Греции накануне войны. К концу оккупации в мае 1944 в составе ELAS даже был сформирован греко-албанский батальон «Али Деми» численностью 460 человек. Правда, в боях с немцами батальон не принял участия, так как война с Германией для Греции закончилась.

Дополнительно в августе 1943 албанские националисты объявили войну албанским коммунистам. Началась тотальная и бессмысленная война всех против всех под лозунгами, непонятными для большинства простых албанцев.

Террор фашистов-мусульман в Чамерии начался еще до войны с коммунистами и EAM. Сигналом к насилию послужило убийство префекта Теспортии грека Басилако в 1942 году. Обстоятельства смерти префекта туманны: существует версия, что покушение якобы было связано с довоенными депортациями чамов. Свидетели утверждают, что убийство не политизировано и могло произойти по личным причинам – месть, зависть и проч. Однако смерть Басилако повлекла за собой расправы над чиновниками-греками по всей Чамерии. Коллаборационисты убивали коллаборационистов.

Уже в рамках войны с EAM и коммунистами в сентябре 1943 албанские формирования приняли участие в массовом убийстве 49 человек в Парамитье. Расстрелом командовали браться Нури и Мазар Дино. После казни албанцы из Кешиллы 19 дней и ночей жгли и разрушали греческие и арнаутские села в районе Фанари, одновременно в Парамитье продолжались расстрелы подозреваемых в партизанщине. Помимо этого, албанские мусульманские формирования совместно с немецкими частями проводили контрпартизанские операции.

Албанцы-христиане по распоряжению жандармерии Теспротии были выселены из района Игуменицы, где до войны доминировало мусульманско-христианское албано-говорящее население. Аналогичный случай произошел на греко-албанской границе: было сожжено село Сагиада, которое до сих пор лежит в руинах. Как рассказывают современные жители албано-греческого пограничья, село было уничтожено немцами и жителями соседнего села Лопеси (Лиопси): «не знаю, что немцы нашли интересного в Сагиаде. Это сделали жители Лопеси… не все из них, но…»

Когда оккупанты правили Чамерией, они подкупили и склонили на свою сторону многих влиятельных и богатых чамов. Отступление германской армии лишило этих знатных людей поддержки, а небольшой народ остался один на один с освободителями. Месть не заставила себя ждать.

Tags: Вторая мировая война, Греция, Чамерия, албанцы
Subscribe

  • Миротворцы Гитлера и Муссолини пытаются предотвратить войну между Хорти и Антонеску

    На фото: жители Нагиварада (Орадя) приветствуют венгерских военнослужащих. 6 сентября 1940 Венский диктат 30 августа 1940 года постановил…

  • Nem! Nem! Soha!

    На фото: венгры-трансильванцы в национальных костюмах встречают солдат и офицеров Гонведа. Сентябрь 1940 До 1920 года Трансильвания была…

  • Deus ex machina

    На фото: македонская полиция пытается разогнать слезоточивым газом контр-демонстрацию албанцев, которую они устроили в знак протеста против…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments